16 октября, 2021 Автор: Соня Крапива

258 Почитание икон и иконоборчество

§ 258. Почитание икон и иконоборчество

Тяжелейший кризис, развязанный иконоборчеством (VIII–IX вв.), имел много причин: политических, социальных и богословских. Соблюдая заповедь Декалога, христиане первых двух веков не делали священных изображений. Однако в Восточной империи этот запрет был забыт уже в III в., когда религиозная иконография (персонажи или сцены из Священного Писания) появляется на кладбищах и в местах, где собирались верующие. По размаху это нововведение вполне можно сравнить с культом мощей. В IV и V вв. изображения множатся, а их почитание определяется со всей отчетливостью. В эти же два столетия формируются аргументы за и против икон. Иконофилы настаивали на педагогической функции — особенно для неграмотных — и освящающем свойстве образов. К концу VI и на протяжении VII вв. образа становятся объектом почитания и культа как в церквях, так и в домашнем обиходе.[146] Перед иконами молились, простирались ниц; их лобызали, а во время процессий несли на руках. В этот период растет число чудотворных икон — источников сверхъестественной силы, — оберегающих города, дворцы, войска.[147]

Как отмечает Эрнст Кицингер, вера в надприродную силу икон, подразумевающая некую связь между образом и тем, кто на нем представлен, является наиболее важной чертой почитания икон в VI–VII вв. Икона есть «вместилище, орган самого Божества».[148]

Почитание икон было официально запрещено императором Львом III в 726 г. и предано анафеме в 754 г. на иконоборческом соборе в Константинополе. Главный богословский аргумент формулировался так: поклонение иконам косвенно предполагает идолопоклонство. Второй иконоборческий собор (815 г.) отверг почитание икон во имя Христово. Ибо невозможно, говорили иконоборцы, изображать Христа, не подразумевая, что с тем вместе изображается и его Божественная природа (а это святотатство), либо, разделяя две Его неделимые природы ради того, чтобы изобразить лишь человеческую (а это ересь).[149] Напротив, евхаристия — истинный «образ» Христа, потому что она исполнена Святым Духом и содержит в себе, в отличие от иконы, материальную и духовную стороны.[150]

Что касается иконофильского богословия защитников святых икон, то наиболее систематично оно было разработано Иоанном Дамаскиным (675–749) и Феодором Студитом (759–826). Опираясь на труды Псевдо-Дионисия, оба автора подчеркивали тесную взаимосвязь духовного и материального. «Как можете вы, будучи плотью, — пишет Иоанн Дамаскин, — поклоняться вещам невидимым?» Чрезмерный «спиритуализм» иконоборцев ставит их в один ряд с древними гностиками, утверждавшими, что тело Христа не физическое, а небесное.[151] Вследствие воплощения Бог стал видимым, упразднив, таким образом, запрет Ветхого Завета изображать божественное. И тот, кто отрицает, что Христос может быть изображен на иконе, отрицает тем самым реальность воплощения. Тем не менее, и Иоанн, и Феодор уточняют, что образ не равен первообразу по сущности. Образ есть сходство, которое, являясь отражением первообраза, заключает в себе отличие от него. Следовательно, иконоборцы были повинны в богохульстве, рассматривая евхаристию как образ; ибо, будучи идентична Христу по сути, евхаристия и есть Христос, а не Его образ.[152]

Об иконах святых Иоанн Дамаскин пишет: «Пока святые жили, они были исполнены Духа Святого, и после смерти Благодать никогда не удаляется ни от их душ, ни от могил, ни от священных их изображений».[153] Безусловно, иконам не следует поклоняться, как Богу. Но они принадлежат к разряду вещей, освященных присутствием Христа, таких, как, например, Назарет, Голгофа, древо Креста. Эти места и предметы стали вместилищами и сосудами «божественной энергии», ибо посредством их Бог совершает спасение людей. В наше время иконы заняли место чудес и других деяний Христа, которые, по счастью, видели и которыми восхищались Его ученики.[154]

Подытожим. Как мощи способствовали сообщению между небом и землей, так и на иконах оживало то чудесное illud tempus, когда среди людей жили Христос, Пресвятая Дева и апостолы. Иконы — если и не обладают той же силой, что и мощи, — доступнее для верующих: их можно найти и в самых скромных храмах и часовнях, и в частных домах. Кроме того, их созерцание приобщало к целому миру символов. Иконы, таким образом, могли дать углубленное религиозное образование тем, кто не знал грамоте (что они фактически и делали для всех слоев сельского населения Восточной Европы).[155]

Иконоборчество стало следствием политических и социальных причин. Другой подоплеки у него не было. Иконоборцы не знали или не хотели признавать символическую функцию священных образов; многие защитники икон, со своей стороны, использовали их культ либо для своей выгоды, либо для возвышения престижа, укрепления власти и обогащения тех или иных церковных институтов.

Читайте также

§ 256. гг) Почитание св. икон.

§ 256. гг) Почитание св. икон. Почитая Святых, переселившихся на небо, и чествуя их священные останки на земле, православная Церковь благоговейно употребляет и почитает и свящ. изображения угодников Божиих, вместе с изображениями самого Господа Бога и ангелов. Догмат об

§ 134. Почитание св. икон

§ 134. Почитание св. икон Чествуя останки святых, церковь совместно с этим благоговейно употребляет и чествует и священные их изображения или иконы вместе с изображениями Самого Господа и Бога. Почитание икон, как и мощей святых, выражается в поклонении перед ними,

Петр Чистяков Почитание чудотворных икон в современном православии (Бронницкий список Иерусалимской иконы Богоматери)

Петр Чистяков Почитание чудотворных икон в современном православии (Бронницкий список Иерусалимской иконы Богоматери) Среди многочисленных форм религиозности, бытующих в современном российском православии, важное место занимает почитание местных святынь:

Иконоборчество

Иконоборчество Иконоборчество было одним из самых сильных и продолжительных еретических движений. Иконоборческая ересь началась в первой половине 8-го века и продолжала волновать Церковь больше ста лет. Направленная против почитания икон, она затрагивала и другие

О почитание святых икон

О почитание святых икон Евангельские христиане — баптисты отрицают и не употребляют в своей богослужебной практике иконы и любые знаки христианского значения.Когда изображаем Спасителя на иконе, то изображаем не естество Его Божества, но начертываем Богочеловеческий

Или:  Что делать с работниками с повышенной температурой

Поучение 2-е. Преп. Прокопий Декаполит (Почитание св. икон необходимо и полезно)

Поучение 2-е. Преп. Прокопий Декаполит (Почитание св. икон необходимо и полезно) I. Преп. Прокопий, память коего ныне, родился в области Десятиградия (почему и называется Декаполит, что с греческого значит – из страны Десятиградия), лежащей при море Галилейском, которую

Почитание икон

Вместо предисловия Владычице Богородице! Ты, коей любовь к христианам превосходит любовь всякой матери земной, всякой жены, внемли нам в молитвах наших и спаси нас! Обычно я пораньше с работы ухожу, а в тот вечер задержалась – надо было в лавочке церковной порядок

XX. Иконоборчество

XX. Иконоборчество Седьмой Вселенский собор. Иоанн ДамаскинЕдва начала Церковь Православная на Востоке успокаиваться от возмущавших ее ересей, как поднялась в ней новая жестокая смута от насилия над древним благочестивым ее обычаем — молиться, взирая на иконы Спасителя,

Иконоборчество

Иконоборчество Эта ересь явилась в VIII в. Неразумно смешивая иконопочитание с идолопоклонством, иконоборцы настойчивым и жестоким преследованием иконопочитания хотели уничтожить его в Православной Церкви. «Ересеначальником» иконоборчества считается Константин,

ПОЧИТАНИЕ ИКОН

ПОЧИТАНИЕ ИКОН Во Имя Отца и Сына и Святого Духа ! Отрицание и непочитание икон в среде сектантов происходит от второй Заповеди, данной Богом на горе Синай: «Не сотвори себе кумира и никакого изображения,…, не поклоняйся и не служи им».Почему же Богом была дана такая

Источник

Образцом короля и объектом церковного почитания стал

«Византия создала блестящую культуру, быть может, самую великолепную, какую только знали Средние века.»
Шарль Диль

История Византии — особая страница в истории Средневековья. Именно здесь, в государстве, сформировавшемся после раздела Римской империи, получило достойное продолжение наследие греко-римской цивилизации, обогатившееся восточными элементами. Именно здесь укрепился и расцвел восточный вариант христианства, впоследствии известный как православие. Здесь появились на свет шедевры архитектуры, литературы, иконописи, значимые для всего средневекового мира.

Искусство и государство

После разделения Римской империи на Западную и Восточную христианство как таковое не утрачивает своих позиций. Но («благодаря» не в последнюю очередь огромным расстояниям, местным национальным особенностям и политике власть имущих) на разных территориях постепенно накапливаются разночтения в обрядах, церковном укладе, социальном положении священников. Рим и Константинополь — два духовных центра, которым суждено было стать колыбелью соответственно западного и восточного христианства, католичества и православия. Впрочем, официальный раскол произошел лишь в середине XI столетия.

Византийские мастера унаследовали от античных стремление к гармонии телесного и духовного (впоследствии, правда, отдали предпочтение величественной, спокойной созерцательности). В то же время позаимствованное на Востоке пристрастие к яркости и пышности способствовало созданию впечатляющих, сильных и жизнерадостных образов — особенно это относится к периодам укрепления государственного могущества.

Византийское искусство принято делить на следующие периоды:

  • Раннехристианский (уже знакомый вам переходный период, к истории Византии его можно отнести достаточно условно);
  • Ранневизантийский (IV—VII века, в первую очередь правление Юстиниана I);
  • «Темный», или «иконоборческий», период (VIII — начало IX века);
  • «Македонское Возрождение» (ок. 8671056) — он же «Классический период искусства Византии»;
  • «Комниновское Возрождение» (ок. 1081-1185);
  • «Возрождение Палеологов» (ок. 12611453).

А теперь — о наиболее значимых примерах и образцах.

Символом «золотого века Юстиниана» (да и всей византийской истории в целом) может считаться известный на весь мир собор Святой Софии — Премудрости Божией, или «Святая София Константинопольская». По своему архитектурному решению это базилика, пространство которой состоит из трех огромных нефов.

Первые христианские храмы, стоявшие на этом месте, не сохранились; грандиозная постройка, возведение которой началось по велению Юстиниана в 532 году, должна была стать зримым символом величия империи.

Собор Святой Софии, для постройки и украшения которого использовали дорогой цветной мрамор, золото, слоновую кость, производил такое грандиозное впечатление на подданных, что появилось множество легенд о том, что в возведении храма принимали участие небесные силы. «Этот храм представлял чудесное зрелище. как корабль на высоких волнах моря, он выделялся среди других строений», — восторженно отзывался писатель Прокопий Кесарийский, который был свидетелем возведения здания.

Отделка Святой Софии (фрески, мозаики, облицовка колонн и стен) продолжалась на протяжении многих столетий, отражая большинство политических и религиозных перипетий. Так, во второй трети VIII века по инициативе императора Льва III Исавра было запрещено почитание икон. «Иконоборцы» объявили священные изображения «идолами», опираясь на заповедь «не сотвори себе кумира». Итогом стала утрата множества драгоценных икон, фресок и других изображений в сотнях храмов империи. Впоследствии это фатальное для искусства повеление было отменено, и большинство дошедших до нас мозаик храма Святой Софии относятся уже к концу IX — началу X столетия.

Яркий пример — мозаичное изображение Богоматери, восседающей на троне с младенцем Иисусом на руках. В облике Девы Марии прослеживается явное стремление художника следовать античным идеалам красоты, в то же время сочетание золотого и темно-синего цветов — фона и одежд Богоматери — смотрится уже «по-византийски» торжественно. По некоторым версиям, автором этого изображения был знаменитый иконописец по имени Лазарь, в годы иконоборчества подвергавшийся гонениям и жестоким пыткам.

Кстати, именно византийцы считаются авторами изобретения мозаичной смальты — специального непрозрачного стекла, которое при помощи добавления металлических примесей приобретало разные цвета. Впоследствии, на закате Византийской империи, из-за дороговизны материала и трудоемкости процесса мозаики почти полностью уступили место фрескам.

Наибольшего расцвета искусство мозаики в Византии достигло в период «Македонского Возрождения» (когда у власти находилась Македонская династия) и «Возрождения Палеологов», когда Византия, избавившись от власти крестоносцев, захвативших Константинополь в 1204 году, переживала новый подъем.

К периоду «Македонского Возрождения» относится, по-видимому, большинство сохранившихся до нашего времени мозаик монастыря Осиос-Лукас (монастыря Луки Елладского) в Фокиде. Их датируют первой половиной — серединой XI века. В отличие от величественных, тяжеловесно-торжественных мозаичных полотен Святой Софии, изображения в культовых зданиях этого греческого монастыря привлекают внимание более легкими, звенящими цветами, они чуть более сухие и аскетичные. До наших дней сохранилась мозаика «Сошествие Святого Духа на апостолов» — сюжет, не слишком часто использовавшийся в те времена.

Или:  Акт о порче имущества что включает как составляется куда подается

К художникам — представителям «Возрождения Палеологов» можно отнести знаменитого Феофана Грека (ок. 1340-1410), прославившегося своими фресками и иконами в Константинополе, Кафе, Великом Новгороде и Москве. В это время «византийское искусство» выходит далеко за географические границы своей родины.

Значительные изменения в этот период претерпевают и изображения в храме Святой Софии. Например, это мозаика «Деисус» в южной галерее. На ней представлены Спаситель, Богоматерь и Иоанн Креститель. Для этого изображения характерны большая мягкость, многообразие оттенков и плавность линий, нежели для более ранних образцов.

В 1054 году в Софийском соборе римский кардинал Гумберт и константинопольский патриарх Михаил Керуларий констатировали церковный раскол, положивший начало отдельной истории православия и католичества. После захвата Константинополя турками в 1453 году Святая София была превращена в мечеть, последнее христианское богослужение состоялось в конце мая 1453 года. Ныне храм является музеем.

Священный образ

Когда и как родилось искусство иконописи? Что такое икона? Чем, например, икона Богоматери отличается от ее изображения на стене храма?

В широком смысле икона — это практически любой священный образ. Даже в некоторых искусствоведческих изданиях вы можете увидеть, например, фразу «иконы на стенах римских катакомб». Но все же это не совсем верно. В отличие от храмовой фрески или мозаики, икона — самостоятельное произведение, которое может как находиться в интерьере храма или другого здания,так и использоваться во время религиозного праздника или крестного хода, а также сопровождать, например, своего владельца в путешествии.

Источник

ИКОНОБОРЧЕCTBO

Про­тив­ни­ки икон ука­зы­ва­ли на вет­хо­за­вет­ный за­прет соз­да­ния изо­бра­же­ний для по­кло­не­ния (Исх. 20:4). С осо­бой си­лой во­прос о до­пус­ти­мо­сти изо­бра­же­ний в хри­сти­ан­ст­ве встал в начале VIII века, ко­гда не­ко­то­рые епи­ско­пы Ма­лой Азии (Кон­стан­тин На­ко­лий­ский, Фо­ма Клав­дио­поль­ский) вы­сту­пи­ли про­тив по­чи­та­ния икон. В 726 году император Лев III Исавр из­дал официальное рас­по­ря­же­ние об уда­ле­нии икон из об­щественных мест; сре­ди про­чих бы­ло унич­тоже­но изо­бра­же­ние Хри­ста на двор­цо­вых во­ро­тах Хал­ка в Кон­стан­ти­но­по­ле.

В 730 году за от­каз при­знать док­три­ну иконоборчества был сме­щён пат­ри­арх Гер­ман Кон­стан­ти­но­поль­ский. На­ча­лось унич­то­же­ние икон в хра­мах. Пред­по­ла­га­ет­ся, что в тот пе­ри­од дви­же­ние но­си­ло ог­ра­ни­чен­ный ха­рак­тер. Наи­бо­лее по­сле­до­ва­тель­ным про­тив­ни­ком иконоборчества был преподобный Ио­анн Да­ма­скин. В «Трёх за­щи­ти­тель­ных Сло­вах про­тив по­ри­цаю­щих свя­тые ико­ны или изо­бра­же­ния» он го­во­рит, что зна­че­ние икон для ве­рую­щих за­клю­ча­ет­ся в том, что они на­по­ми­на­ют о свя­щен­ном об­ра­зе. Вет­хий За­вет не знал Бо­га во­че­ло­ве­чив­ше­го­ся и те­лес­но­го, поэ­то­му лю­ди не нуж­да­лись в изо­бра­же­ни­ях, но по­сколь­ку Бог во пло­ти явил­ся и с лю­дьми об­щал­ся, хри­стиа­не име­ют пра­во изо­бра­жать ви­ди­мо­го Бо­га. Од­на­ко изо­бра­жать толь­ко Хри­ста, не изо­бра­жая Его во­ин­ст­ва, — всё рав­но, что ли­шить зем­но­го ца­ря его вой­ска.

В 741-743 годах в Ви­зан­тии раз­ра­зи­лась гражданская вой­на, в хо­де ко­то­рой пре­тен­дент на пре­стол Ар­та­вазд под­дер­жал ико­но­по­чи­та­те­лей (ико­но­ду­лов), то­гда как сын Льва III Кон­стан­тин V Ко­про­ним вы­сту­пил за про­дол­же­ние по­ли­ти­ки от­ца. С его по­бе­дой иконоборчество пре­вра­ти­лось в официальную док­три­ну Ви­зантийской им­пе­рии. Римская ку­рия вы­сту­пи­ла про­тив иконоборчества, что ста­ло при­чи­ной раз­ры­ва цер­ков­но­го об­ще­ния ме­ж­ду Ри­мом и Кон­стан­ти­но­по­лем; в ка­че­ст­ве от­вет­ных мер ви­зантийские им­пе­ра­то­ры вы­ве­ли из юрис­дик­ции Римской ка­фед­ры все при­над­ле­жав­шие Ви­зан­тии тер­ри­то­рии, вхо­див­шие в дио­цез Ил­ли­рик, а так­же Южную Ита­лию и Си­ци­лию.

Император Кон­стан­тин V лич­но за­ни­мал­ся раз­ра­бот­кой бо­го­сло­вия иконоборчества: он от­стаи­вал те­зис о том, что изо­бра­же­ние зем­но­го те­лес­но­го об­ли­ка Спа­си­те­ля, Бо­же­ст­вен­ная при­ро­да ко­то­ро­го не­опи­суе­ма, при­во­дит к не­до­пус­ти­мо­му раз­ры­ву его двух при­род. В 754 году был со­зван цер­ков­ный со­бор в Ие­рии (при­го­род Кон­стан­ти­но­по­ля), осу­див­ший по­чи­та­ние икон как «идо­ло­по­клон­ст­во». Един­ст­вен­ным ис­тин­ным цер­ков­ным об­ра­зом Хри­ста бы­ли при­зна­ны хлеб и ви­но, ис­поль­зуе­мые в Ев­ха­ри­стии. Осу­ж­де­нию под­верг­лись толь­ко ико­ны, по­чи­та­ние мо­щей свя­тых и ре­ли­к­вий до­пус­ка­лось.

Ре­прес­сии про­тив ико­но­по­чи­та­те­лей дос­тиг­ли пи­ка в 760-х годах, ко­гда в Кон­стан­ти­по­ле бы­ло за­кры­то мно­го мо­на­сты­рей, под­дер­жи­вав­ших ико­но­по­чи­та­ние; каз­не­но несколько про­тив­ни­ков иконоборчества. В 768/769 году бы­ли уда­ле­ны все ико­ны из хра­ни­лищ со­бо­ра Святой Со­фии в Кон­стан­ти­но­по­ле. Иконоборчество при­ве­ло к мас­со­во­му бег­ст­ву мо­на­хов-ико­но­по­чи­та­те­лей из цен­тров им­пе­рии в от­да­лён­ные рай­оны, в т. ч. в Южную Ита­лию, Кап­па­до­кию, Крым. Ико­но­борческие на­строе­ния по­лу­чи­ли зна­чительное рас­про­стра­не­ние в ар­мии. Со смер­тью императора Кон­стан­ти­на V ин­тен­сив­ность иконоборчества сни­зи­лась. Од­на­ко в цар­ст­во­ва­ние императора Льва IV Ха­за­ри­на бы­ла каз­не­на груп­па чи­нов­ни­ков, об­ви­нён­ных в ико­но­по­чи­та­нии. В прав­ле­ние ма­ло­лет­не­го императора Кон­стан­ти­на VI и его ма­те­ри Ири­ны по­ли­ти­ка ви­зантийского пра­ви­тель­ст­ва рез­ко из­ме­ни­лась в сто­ро­ну под­держ­ки ико­но­по­чи­та­ния.

По­сле по­ра­же­ния и ги­бе­ли в Бол­га­рии императора Ни­ки­фо­ра I в ар­мии вновь уси­ли­лись на­строе­ния про­тив ико­но­по­чи­та­ния, в ко­то­ром мно­гие ви­де­ли при­чи­ну во­енных не­удач им­пе­рии. Император Лев V Ар­мя­нин, стре­мясь ук­ре­пить своё по­ло­же­ние на пре­сто­ле, ре­шил вос­ста­но­вить иконоборчество. В 815 году был низ­ло­жен пат­ри­арх-ико­но­по­чи­та­тель Ни­ки­фор Кон­стан­ти­но­поль­ский и в хра­ме Святой Со­фии в Кон­стан­ти­но­по­ле со­сто­ял­ся но­вый со­бор, под­твер­див­ший оп­ре­де­ле­ния со­бо­ра в Ие­рии.

В те­че­ние по­сле­дую­щих 30 лет им­пе­ра­то­ры офи­ци­аль­но под­дер­жи­ва­ли иконоборчество; при императоре Фео­фи­ле и пат­ри­ар­хе Ио­ан­не VII Грам­ма­ти­ке (837-843 годы) ак­ти­ви­зи­ро­ва­лись за­пре­ты на соз­да­ние и ис­поль­зо­ва­ние икон, под­верг­лись на­ка­за­нию многие ико­но­по­чи­та­те­ли [Ев­фи­мий Сард­ский (умер около 831 года), Фео­дор На­чер­тан­ный (умер около 840 года)]. По­ра­же­ние Фео­фи­ла в вой­не с ара­ба­ми (838 год) по­дор­ва­ло ста­тус иконоборчества в во­енной сре­де. В 843 году его вдо­ва — императрица Фео­до­ра, пра­вив­шая при ма­ло­лет­нем Ми­хаи­ле III, окон­ча­тель­но вос­ста­но­ви­ла ико­но­по­чи­та­ние. На По­ме­ст­ном со­бо­ре в Кон­стан­ти­но­по­ле бы­ли под­твер­жде­ны оп­ре­де­ле­ния 7-го Все­лен­ско­го со­бо­ра, Ио­анн Грам­ма­тик был низ­ло­жен, и на ка­фед­ру по­став­лен ико­но­по­чи­та­тель Ме­фо­дий Кон­стан­ти­но­поль­ский. Это со­бы­тие во­шло в ис­то­рию под названием «Тор­же­ст­во Пра­во­сла­вия».

Ис­то­ки по­яв­ле­ния иконоборчества в Ви­зан­тии ос­та­ют­ся пред­ме­том дис­кус­сии. Оно мо­жет быть свя­за­но как с воз­ро­ж­де­ни­ем бо­го­слов­ских спо­ров вре­мён позд­ней ан­тич­но­сти, так и с влия­ни­ем ве­ро­уче­ний иу­да­из­ма и ис­ла­ма. Иконоборчество рас­смат­ри­ва­ет­ся как ду­хов­ный кри­зис ви­зантийского об­ще­ст­ва, вы­зван­ный серь­ёз­ны­ми тер­ри­то­ри­аль­ны­ми по­те­ря­ми им­пе­рии в VII веке в ре­зуль­та­те арабских за­вое­ва­ний. Различные по­пыт­ки объ­яс­нить иконоборчество как яв­ле­ние со­ци­аль­ной борь­бы (про­ти­во­стоя­ние ин­те­ре­сам го­су­дар­ст­ва, церк­ви, ар­мии, мо­на­ше­ст­ва) не по­лу­чи­ли при­зна­ния: по­зи­ции об­щественных сил и государственных ин­сти­ту­тов Ви­зан­тии в эпо­ху иконоборчества не пре­тер­пе­ли су­ще­ст­вен­ных пе­ре­мен.

Или:  Договор с поэтапными сдачами образец

В сфе­ре ис­кус­ст­ва и хра­мо­вой де­ко­ра­ции по­сле­до­ва­те­ли иконоборчества ис­поль­зо­ва­ли изо­бра­же­ния кре­ста как сим­во­ла Спа­си­те­ля (церковь Святой Ири­ны в Кон­стан­ти­но­по­ле). Хра­мы и ру­ко­пи­си ук­ра­ша­лись рас­тительными мо­ти­ва­ми и ар­хитектурными сю­же­та­ми, пред­став­ляю­щи­ми об­раз Не­бес­но­го Цар­ст­ва.

Источник



Иконоборчество: почему возникло и почему проиграло

Сегодня для нас слово «икона» имеет преимущественно сакральное значение. Так называют написанное в соответствии с церковными канонами и освященное живописное изображение Пресвятой Троицы, Господа Иисуса Христа, Божией Матери, ангелов и святых, а также священных событий.

Между тем в древнегреческом языке слово εἰκών (eikōn), от которого и происходит русская «икона», не обозначало священных предметов. На русский оно переводится как «образ», «изображение», «подобие», «сравнение».

Так называли любые картины или художественные изображения, например, даже извания. Это древнегреческое слово является однокоренным с глаголом ἔοικα (eoika) – «быть похожим», «походить», «подобать», «приличествовать». В Византии после принятия христанства древнегреческое εἰκών трансформировалось в слово ἡ εἰκόνα (ikona), которое и стало обозначать уже собственно церковные священные изображения, т.е., иконы.

Вообще образы Христа, Богородицы, святых и священных событий появляются в христианстве во втором веке. Уже к IV веку стены многих храмов были расписаны живописными изображениями.

икона образ первообраза

Фото Базурина Никиты, Собор Святой Софии, Стамбул.

Однако, как известно, почитание икон в Церкви укоренялось не просто. В VIII-IX веках в Византии большое распространение получила ересь иконоборчества – εἰκονομαχία (ikonomahia).

Ее приверженцы, среди которых были некоторые византийские императоры и даже патриархи, считали, что поклонение иконам нарушает вторую заповедь Моисея «Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже земли; не поклоняйся им и не служи им…» (Исх. 20: 4,5).

Надо сказать, что отчасти ересь иконоборчества возникла как ответная реакция на крайности народного почитания икон, которое к тому времени отчасти начало впадать в суеверия. То есть, как и многие другие ереси, она представляла собой совершенно неправильный выход из сложившейся к тому времени неправильной ситуации. Тогда, например, получили распространение обычаи брать иконы в восприемники детям, примешивать краску с икон в евхаристическое вино, и т.д.

Иконоборцы свою борьбу с иконами аргументировали тем, что нельзя поклоняться «рукотворным вещам». В ходе же богословских споров на эти темы защитниками иконопочитания было сформулировано, что иконам следует поклоняться и к ним прикладываться, но не служить им, потому что служение приличествует только Богу: «Поклоняться можно и не Богу, потому что поклонение есть выражение почтения, служить же нельзя никому, кроме Бога».

икона образ первообраза

Фото Базурина Никиты, Собор Святой Софии, Стамбул

Также поклоняются Кресту и Евангелию, и прочим святыням, но не служат им. Икона – это образ Первообраза, и «честь, воздаваемая образу, восходит к Первообразу, и поклоняющийся иконе поклоняется ипостаси изображенного на ней».

Интересно, что в ереси иконоборчества сошлись крайности – крайний спиритуализм и приземленные мирские интересы. С одной стороны, как говорили иконоборцы, Божество полностью неизобразимо, и Его нельзя «оскорблять бессловесным и мертвым веществом». С другой стороны, ересь иконоборчества получила поддержку и по государственно-политическим, мирским соображениям в ситуации борьбы византийских императоров с монашеством. Монахи никак не хотели отступать от иконопочитания, императоры же Лев III Исавр (717–741) и Константин V Копроним (718–775) cчитали, что монастыри отвлекают на себя слишком много материальных ресурсов и людей, которые могли бы пригодиться империи в ее многочисленных войнах с варварами.

И такого ожесточения в борьбе с иконами, возможно, не было бы, если бы вопрос о них не оказался связан с материальными и государственными интересами. Императоры-иконоборцы, борясь с монашеством, попутно ожесточались и на иконы. Кстати, настоящим оплотом иконоборцев в борьбе с «иконопоклонниками» была византийская армия и военные.

Однако ожесточенная борьба с иконами, которая во многом велась ради секуляризации общественной жизни и культуры, ради мирских интересов, приводила к значительному обеднению культуры. Уничтожались иконы, которые были выдающимися художественными произведениями, а стены церквей расписывались арабесками и виньетками из птиц и растений, художественная ценность которых была неизмеримо ниже.

А.В. Карташев в «Истории Вселенских соборов» пишет о «ханжеском и фальшивом аргументе иконоборцев», который призывает «бросить всякое знание и художество, дарованное Богом ради славы Его». Иконоборцы отвергали «в принципе и всякое знание, и всякое богословие, и всякую мысль и слово человеческое, как орудия выражения догматов. Это было не только лицемерное напускное варварство, но и просто дуализм, отвергающий святость всего материального. VII Вселенский собор православно восстает против этой скрытой ереси монофизитства и дуализма и защищает вместе с искусством и “всякое знание и художество, как дарованные Богом ради славы Его”. Просветительский либерализм иконоборцев таким образом оказывается мракобесием, а богословие VII собора – благословением науки и культуры, самым глубоким и непререкаемым».

В 754 году был проведен иконоборческий собор, который осудил почитание икон. Также этот собор анафематствовал константинопольского патриарха Германа и преподобного Иоанна Дамаскина, которые были убежденными сторонниками иконопочитания. Хотя собор претендовал на статус вселенского, позже его решения были отвергнуты Церковью.

Состоявшийся в 787 году Седьмой Вселенский Собор утвердил догмат иконопочитания. А в 843 году состоялся еще один церковный собор, который подтвердил все определения VII Вселенского собора и установил чин провозглашения вечной памяти ревнителям Православия и анафематствования еретиков. Этот чин до сих пор совершается в нашей Церкви в Неделю Торжества Православия (первое воскресенье Великого Поста).

Фото на заставке: Кахрие-джами, Церковь Христа Спасителя в Полях из ансамбля монастыря в Хоре, Стамбул; Базурин Никита.

Источник